Психология юношеского возраста. На главную

 


Глава II
Юность как стадия жизненного пути

II. 2. Натуральный ряд развития (процессы физического созревания). Часть 2

Эти два фактора взаимосвязаны, поскольку и соматотип, и темп созревания обусловлены генетически, причем некоторые признаки того и другого можно различить только ретроспективно (высокий рост подростка может быть показателем определенного соматотипа — в этом случае его рост всегда будет выше среднего, а может быть просто результатом раннего развития — в этом случае сверстники в дальнейшем догонят его). Однако они не тождественны, и лонгитюдные исследования позволяют их разграничить.

В целом, как замечает американский психолог Д. Клозен, телесные свойства, постоянные или временные, могут влиять на поведение и психику подростка по трем линиям. Прежде всего относительная зрелость, рост и телосложение непосредственно влияют на соответствующие физические способности: имея преимущества в росте, весе и силе, мальчик-акселерант в течение ряда лет может без особого труда превосходить своих ровесников-ретардантов в спорте и иных физических занятиях.

Далее, зрелость и внешность имеют определенную социальную ценность, вызывая у окружающих людей соответствующие чувства и ожидания. Однако индивидуальные способности не всегда соответствуют ожиданиям, основанным на внешности; например, очень высокий мальчик с плохой координацией движений будет плохим баскетболистом, а ждут от него многого. Отсюда — третье измерение: образ «я», в котором преломляются собственные способности и их восприятие и оценка окружающими.

Если непосредственное влияние соматотипа на психику проблематично, то опосредствованное его влияние бесспорно. Современная наука различает три главных соматотипа — эндоморфный (рыхлый, с избытком жира), мезоморфный (стройный, мускулистый) и эктоморфный (худой,костлявый), которые обладают в глазах людей неодинаковой привлекательностью, причем эта оценочная шкала формируется довольно рано и весьма устойчива. Во всех возрастах наиболее привлекателен мезоморфный тип, а наименее — эндоморфный тип.

Со стройным, мускулистым телом подростки ассоциируют качества вожака, спортивность, энергичность и т.д. Напротив, толстяк, «жирный» часто является предметом насмешек. Мезоморфный тип представляется желательным как для мальчиков, так и для девочек. У мальчиков особое восхищение вызывает также высокий рост. Для мальчика-подростка величина и величие почти синонимы. Вот бесхитростное признание одного пятиклассника: «Хотя Юрий Гагарин был небольшого роста, я представляю его высоким. Ведь он совершил такой подвиг! А великий человек, мне кажется, должен быть обязательно большого роста».

Ассоциативная связь между ростом и социальным статусом не чужда и взрослым. Американский психолог П. Уилсон представлял студентам нескольких классов своего колледжа одного и того же мужчину, которого он называл «мистер Инглэнд». В одном классе «мистер Инглэнд» выступал как студент из Кембриджа, во втором — как лаборант, в третьем — как преподаватель психологии, в четвертом — как «доктор Инглэнд, доцент из Кембриджа», а в последнем — как «профессор Инглэнд из Кембриджа».

После того как иностранный гость ушел, студентов попросили максимально точно оценить рост «мистера Инглэнда». Оказалось, что по мере своего подъема по лестнице научных званий «мистер Инглэнд» неуклонно увеличивался и в росте, так что последняя группа оценила его рост на пять дюймов выше, чем первая. Рост преподавателя, который ходил вместе с «мистером Инглэндом» и звание которого не менялось, во всех классах оценили совершенно одинаково. Этот остроумный эксперимент подтверждает, что, чем выше социальный статус человека, тем больше люди склонны переоценивать его рост.

Сопоставление поведения детей от 5 до 16 лет с их внешностью и физическим развитием в рамках Калифорнийского лонгитюда показало, что между соматотипом, с одной стороны, и психикой и поведением — с другой, существует определенная зависимость. Высокие, рослые мальчики держались более естественно, меньше рисовались, требовали к себе меньше внимания и, за исключением детского возраста (5—7 лет), были более сдержанными.

Они были также намного послушнее, чем их низкорослые ровесники, хотя с возрастом связь между ростом и послушанием уменьшалась, сходя к 14—16 годам на нет. Особенно большая разница между акселерантами и ретардантами в степени «показного» поведения и сдержанности наблюдалась в 11—13 лет, когда акселерированные мальчики как раз вступали в период скачка в росте.

Существует тесная связь между внешностью подростка и его оценкой одноклассниками. У мальчиков 14—16 лет возраст полового созревания значимо связан только с одной из таких оценок — сверстники считают акселерантов более «уверенными». Зато рост связан с четырьмя оценками, маскулинность телосложения— с шестью, физическая сила — с десятью, мезоморфный тип — с четырнадцатью оценками (из 20).

У девочек соматотип и оценка со стороны ровесниц также связаны, но менее тесно, чем у мальчиков. В оценке подростков психологами проявилась та же тенденция: мальчики с выраженными компонентами мезоморфности выглядели более агрессивными, более популярными, менее интроспективными и более социально зрелыми, чем мальчики, у которых мезоморфных компонентов мало.

Больше всего трудностей в отношениях со сверстниками наблюдалось у мальчиков с выраженной эндоморфной конституцией, особенно в подростковом возрасте. Эти мальчики редко занимают ведущее положение среди сверстников, часто являются предметом насмешек, имеют меньше возможностей выбора друзей и чаще испытывают потребность в поддержке.

Предыдущая | Содержание | Следующая
 

 


 

2010. Психология юношеского возраста.